главная хокку.ру
содержание:
 
китайские стихи   1
китайские стихи   2
китайские стихи   3
китайские стихи   4
китайские стихи   5
китайские стихи   6
китайские стихи   7
китайские стихи   8
китайские стихи   9
китайские стихи 10
китайские стихи 11
китайские стихи 12
китайские стихи 13
китайские стихи 14
китайские стихи 15
китайские стихи 16
китайские стихи 17
китайские стихи 18
китайские стихи 19
китайские стихи 20
китайские стихи 21
китайские стихи 22
китайские стихи 23
китайские стихи 24
китайские стихи 25
..

Китайская классическая поэзия: стихи китайских поэтов

Китайская классическая поэзия (кратко)

Китайская поэзия известна во всём мире. В нашей коллекции представлены стихи китайских поэтов классиков разных лет и веков.
Что важно для нас в китайской классической поэзии? Необычность, национальная особенность, что отличает ее от всех прочих поэзий Востока и Запада? Если бы было только так, то ничего, кроме любопытства не вызывала бы она у читателя. Но мы видим, как переводы прекрасных китайских стихов притягивают к себе сердца, а это означает, что главное в китайской поэзии общечеловеческое начало.
Поэзия другого народа требует перевода. Благодаря переводу, литературы стран и народов становятся литературой всего мира, то есть литературой общечеловеческой.
И вот уже мы читаем стихотворения великого поэта Цао Чжи (III век)
Не странно ли, что почти две тысячи лет от Цао Чжи и, что отдаленность эта не стерла волнений, пережитых поэтом, не помешала сочетать их с тревогами наших нынешних дней?..
Поэты старого Китая перед читателем. Они не требуют подробных рекомендаций и говорят о себе своими стихами.

Цао Чжи

Вздохи

Вздыхаю тяжко       о печальной доле

Мятущегося       перекати-поля,

Оно навеки       распростилось с корнем,—

Без отдыха       кружить ему доколе?

У девяти межей       его видали,

К семи тропам       явилось. Навсегда ли?

Внезапный ветер       схватит горемыку

И унесет       в заоблачные дали.

То вдруг сверкнет       небесная дорога,

То встретит пропасть холодно и строго,

То вырвет вихрь       внезапно из пучины,

И будто до земли       уже немного.

Таков и я:       хочу на землю юга,—

Морозит тело       северная вьюга.

Бреду на запад,       а хочу к востоку,—

В широком мире       нелегко без друга.

То падаю,       то поднимаюсь снова,

К пяти хребтам       несет меня, больного,

К восьми озерам…       на пути скитаний

Кто знает муки       всех лишенных крова!

О, как я жажду       в поле стать травою —

Пускай сожгут       осеннею порою,

Пусть я уйду,       терзаясь страшной болью,

Я рядом с корнем       душу успокою.

Креветка и угорь

Креветкам и угрям       из озерка

Неведомы       ни море, ни река.

Чирикает на крыше       воробей,—

Ему ль постичь       дорогу лебедей?

А муж ученый       в суть проник давно:

Ничто       благодеянью не равно!

И я взошел       на пять священных гор,

Потом с холма       на землю бросил взор:

Людишки       суетятся подо мной,

Одна корысть       владеет их душой.

Я благородных дум       не в силах скрыть,

Хочу всю землю        умиротворить.

Сжимаю меч —       он верный друг громам —

И в бой готов,       отважен и упрям.

Иные зря       свои проводят дни,

Отважных духом       не поймут они.

* * *

Где-то в южной стране       эта девушка скромно живет,

И лицо у нее       схоже с персиком нежным и сливой.

Утром бродит она       у Чанцзяна[493] стремительных вод,

А у берега Сян[494]       выбирает ночлег сиротливый.

Только люди вокруг       равнодушны к ее красоте.

Для кого же тогда       улыбаться открыто и ясно?

А короткая жизнь       приближается к горькой черте.

Увядает краса —       и она разрушенью подвластна.

Путник

Путник усталый       дальней бредет стороной;

Из дому вышел —       тысячи ли за спиной.

Думает путник:       «Что же мне делать теперь?

Может, вернуться?       Но где отворится дверь?»

Солнце сокрыто       в непроницаемой мгле,

Ветер печали       рядом с людьми на земле.

Песня

Лак да клей       крепки, пока сухие,

А размочишь —       станут мягче ваты;

Белый шелк       любой покорен краске —

Как узнать,       что белым был когда-то?..

Я не сам       жену свою оставил —

Клевета       в разлуке виновата.

Посвящаю Дин И

Ранняя осень,       пора холодов осенних,

Никнут деревья,       роняют листву устало.

Иней застывший       лежит на белых ступенях,

Мечется ветер       за окнами светлого зала.

Черные тучи       никак не уйдут за кряжи.

Долгие ливни —       на них я взираю с болью.

Просо ложится —       воды непомерна тяжесть!

Нынче крестьянам       не снять урожая в поле.

Знатный сановник       бедных людей сторонится,

Редкое чудо —       милость богатого мужа;

Ходит зимою       в шубе на белой лисице —

Где уж тут вспомнить       тех, кто дрожит от стужи.

Думаю часто       о благородном Яне[496],—

Меч драгоценный       отдал он без сожаленья.

Будь же спокоен       в горестный час испытанья;

Мне незнакомо       дружеских чувств забвенье!

Посвящаю Ван Цаню

Я сижу, цепенея,       и нерадостна дума моя.

Вдруг накинул одежду       и — на запад, в иные края.

Там, на дереве стройном,       распустился весенний цветок,

И струится-струится       бесконечный и быстрый поток.

Одинокая утка[497]       в середине потока, грустна,

Слышу крики и стоны, —       видно, селезня ищет она.

До мятущейся птицы       поскорей дотянуться бы мне.

Где ты, быстрая лодка       на веселой прозрачной волне?

Я желаю вернуться,       но дорогу найду я едва ль;

Я вокруг озираюсь,       и на душу ложится печаль,

И тоскующий ветер       провожает в дорогу меня,

И Си-хэ исчезает,       колесницу на запад гоня.

Все живущее в мире       увлажнили водой облака,

Не забыли травинки,       напоили и листья цветка.

Если милость и благо       ожидают тебя впереди,

Отчего же, поведай,       сто печалей теснятся в груди?

Вновь посвящаю Дин И

Дорогие друзья, —         нам нечасто встречаться дано.—

Собрались за столом,         и хмельное нам ставят вино.

Разве мог бы вести       я беседу с чужими людьми?

Мы пируем в тиши,       за прикрытыми плотно дверьми.

Много яств на столе,       но не тянется к блюду рука,

А зато уж вина       не осталось у нас ни глотка.

Муж высокого долга       жемчужине в море сродни;

Это яркое чувство       ты навеки в себе сохрани.

Лишь ничтожный душой       добродетелей всяких лишен.

Совершивший добро, —       даже этим ты вознагражден.

Муж высокого долга       это гордое чувство постиг.

А от взлета — увы! —       до падения жалкого — миг.

Не стесняться велит       примирившийся с подлостью век,

Но блюдет чистоту       совершенной души человек.

Путешествие к небожителям

К столетию       едва ль мне подойти,

Проходят дни,       а радость так ничтожна.

О, если б крылья,       крылья обрести

И ввысь умчаться       было бы возможно!

Отбросив прочь       земную шелуху,

Пронзив туман,       я устремился в небо;

Летаю я       над озером Динху,

Спешу туда,       где я вовеки не был.

Фусана блеск       в восточной стороне,

Жэшуя воды       в западной округе;

Бессмертные       в пути явились мне,

Живущие       на Севере и Юге.

Бессмертие

Открыты мне       Небесные врата,

Из перьев птиц       я надеваю платье;

Взнуздав дракона,       мчусь я неспроста

Туда, где ждут меня       мои собратья.

Я линчжи рву       в восточной стороне,

В краю бессмертных,       у границ Пэнлая[500];

Ты снадобье прими,       сказали мне,

И будешь вечно жить,       не умирая.

Три стихотворения на мотив «Желаю отправиться к южным горам»

* * *

О, Восточное море,       завершенность бескрайних просторов!

Все же место найдется       ста потокам в пучине морской;

Пять великих вершин —       высота, недоступная взору,—

А ведь даже они       не гнушаются пылью мирской.

* * *

Служат целям различным,       скажем, нож или острое шило,

И в коляске и в лодке       ценность разная заключена.

Отказаться от вещи       непростительной будет ошибкой

Потому лишь, что вещь       не для всякого дела годна.

* * *

Награждать за добро,       сострадать не внимающим долгу —

Так мудрейший из мудрых       поступил в стародавние дни;

Все, кто сердцем добры,       будут здравствовать долго-предолго,

Потому что о людях       неустанно пекутся они!
 
 
Вы читали стихи китайского поэта . Китайская поэзия: переводы стихов поэтов Китая из антологии khokku.ru