главная хокку.ру
содержание:
 
читать   1
читать   2
читать   3
читать   4
читать   5
читать   6
читать   7
читать   8
читать   9
читать 10
читать 11
читать 12
читать 13
читать 14
читать 15
читать 16
читать 17
читать 18
читать 19
читать 20
читать 21
читать 22
читать 23
читать 24
читать 25
читать 26
читать 27
читать 28
читать 29
читать 30
..

Японская классическая литература: Период Нара VIII в

В антологии представлены произведения японской классической литературы (мифы, легенды, поэзия, проза, драматургия)  Японии на протяжении VIII-XIX веков.
В Антологии пять разделов, соответствующих принятой в Японии периодизации по эпохам: Нара (VIII в.), Хэйан (IX-XII вв.), Камакура (XIII-XIV вв.), Муромати (XIV-XVI вв.) и Эдо (XVII— первая половина XIX в.).

Период Нара VIII в.
ЛЕТОПИСАНИЯ О БОГАХ И ПРАВИТЕЛЯХ

ЗАПИСИ ДРЕВНИХ ДЕЯНИЙ
Свиток I
Глава 3
Страна Ёми, Мрак
[Бог Идзанаки следует за богиней Идзанами в страну Ёми]

И тогда, воспылав желанием повидать сестру свою возлюбленную, богиню Идзанами, последовал за нею бог Идзанаки в подземную страну Ёми, Мрак.

И когда вышла она к нему, подняв кверху дверь-заставу своего подземного дворца, изрек-возгласил бог Идзанаки:

— О сестра моя возлюбленная, сотворение страны, что мы с тобой творили, не завершено, и посему повелеваю тебе воротиться обратно!

И ответила ему богиня Идзанами:

— Нет у меня, на беду, пути назад — отведала я яств, приготовленных на очаге преисподней. Но ты, брат мой возлюбленный, глубоко тронул меня, и, повинуясь тебе, готова я воротиться обратно. Дай только посоветоваться с богами. А ты тем временем не бросай на меня своих взоров.

С этими словами воротилась богиня в подземный дворец.

Долго-предолго ждал бог Идзанаки явления сестры своей возлюбленной, и сердце его не выдержало — выломал он крайний большой зубец из частого бамбукового гребня, что воткнут был у него за левым ухом в прическу Мидзура, Завиток у мочки, зажег его как светильник и вошел в подземный дворец. И тогда предстала перед взором бога Идзанаки такая картина — на теле его возлюбленной шипели-копошились гады ползучие, на голову взгромоздились божества — духи природы, Ооикадзути, Великий громовержец, на грудь — Хоикадзути, Огненный громовержец, на чрево — Куроикадзути, Черный громовержец, на лоно — Сакуикадзути, Рассекающий громовержец, на левой руке — Вакиикадзути, Юный громовержец, на правой руке — Цутиикадзути, Громовержец, поражающий землю, на левой ноге — Наруикадзути, Грохочущий громовержец, на правой ноге — Фусуикадзути, Непробужденный громовержец.

Всего явилось в мир восемь божеств грома.

Затрепетал бог Идзанаки от ужаса, повернул вспять и обратился в бегство.

[Бог Идзанаки нарушает завет, и богиня Идзанами посылает в погоню за ним ведьм преисподней]

— Ты покрыл меня позором! — воскликнула тогда сестра его возлюбленная, богиня Идзанами, и послала за ним в погоню ведьм преисподней.

Вырвал тут бог Идзанаки из своей прически черную виноградную лозу и метнул им под ноги.

Тотчас выросли на пути ведьм побеги дикого винограда.

И покуда ведьмы рвали-пожирали его плоды, бога и след простыл.

И опять пустились ведьмы в погоню.

И снова выломал он крайний большой зубец из частого бамбукового гребня, что воткнут был у него за правым ухом в прическу Мидзура, Завиток у мочки, и метнул им под ноги.

Тотчас выросли на пути их побеги молодого бамбука.

И покуда ведьмы выдирали-пожирали его, бога и след простыл.

Послала тогда богиня Идзанами вдогонку восемь богов-громовержцев, придав им неисчислимую рать преисподней.

Выхватил тогда бог Идзанаки висевший у него на боку священный меч длиной в десять пядей и, отмахиваясь от преследователей, ринулся прочь.

И когда у подъема к горному проходу из преисподней беглеца опять настигла погоня, сорвал он три персика с дерева, что росло на склоне этого холма, метнул в преследователей и прогнал их всех за холм восвояси.

И тогда, обратившись к плоду персикового дерева, держал бог Идзанаки такое слово:

— О персик, отвращай в трудный час беду, как отвратил ты ее от меня, ото всех страждущих и маящихся праведников нашей страны Асихара-но-накацу-куни, Срединной земли тростниковой равнины, беззащитных, словно клонящиеся травы.

Даровал он персиковому дереву имя Оокаму-цуми-но-микото, Глубокопочитаемый плод великих божеств.

Последней пустилась в погоню сама богиня Идзанами, сестра возлюбленная бога Идзанаки.

Приволок он тогда валун, что под силу волочить лишь тысяче мужей, и преградил путь через горный проход из преисподней.

И когда разделенные валуном боги стали лицом к лицу и поведали друг другу о расторжении брачных уз, богиня Идзанами молвила:

— О брат мой возлюбленный, коли ты так поступаешь, буду я предавать ежедневно казни через удушение по тысяче подданных твоей страны.

И ответствовал ей бог Идзанаки:

— О сестра моя возлюбленная, коли ты так поступаешь, буду я строить ежедневно по полторы тысячи хижин для рожениц.

Вот и стали с той поры непременно умирать в день тысяча душ и непременно рождаться в день полторы тысячи душ.

И нарек тогда бог Идзанаки богиню Идзанами за ее деяния другим именем — стал он именовать ее Ёмоцу-ооками, Великой богиней преисподней.

Идет молва, что, пустившись в погоню, настигла она беглеца — вот и наделили ее другим именем — Тисики-ооками, Великое божество Настигающий преследователь.

А валун, что преградил горный проход из преисподней, нарекли Тигаэси-ооками, Великим божеством Преследователем, обращающим вспять.

Было у него и другое имя — Саяримасу-ёмидо-но-ооками, Великое божество Преграда преисподней.

Горный проход же из преисподней именуют отныне проходом на землю Идзумо на крайнем западе страны с неведомым именем Ифуя.

Глава 5
Раздел мира между детищами бога Идзанаки
И тогда в великом ликовании бог Идзанаки возгласил:

— Много-много детищ произвел я на свет, и как венец в чреде рождений последняя троица удалась на славу.

С этими словами снял-встряхнул бог Идзанаки священное ожерелье так, что зазвучали-заиграли, побрякивая, драгоценные бусины, вручил его божеству Аматэрасу и, обращаясь к нему, возгласил:

— Да будешь ты отныне ведать Такама-га-хара, Равниной Вышнего Неба!

С этими словами пожаловал он ее божеству Аматэрасу.

И нарекли тогда это ожерелье божеством Микуратана, Хранителем даров на полках.

А потом, обращаясь к божеству Цукуёми, возгласил:

— Да будешь ты отныне ведать дарованным тебе Ёру-но-осу, Царством ночи.

С этими словами пожаловал он его божеству Цукуёми.

А потом, обращаясь к богу Такэхая-сусаноо, возгласил:

— Да будешь ты ведать Унабара, Равниной моря. С этими словами пожаловал он ее божеству Такэхая-сусаноо.

Глава 6
Нарушение богом Такэхая-сусаноо воли отца и изгнание его богом Идзанаки
И вот в то время, как божества Аматэрасу и Цукуёми послушно ведали пожалованными-вверенными им пределами, бог Такэхая-сусаноо не стал ведать порученным ему царством и принялся плакать-стенать безутешно, покуда не выросла у него ниспадающая на грудь борода длиной в восемь пядей.

Плачем своим исплакал-иссушил он зеленые горы, и стали они лысыми горами, исплакал-осушил все реки-моря.

А посему наполнилось все пространство гудением злых божеств, подобным жужжанию назойливых мух, и повсюду стали приключаться неисчислимые беды.

И изрек тогда великий бог Идзанаки, обращаясь к богу Хая-сусаноо:

— Почто не стал ты ведать порученным тебе царством, а принялся плакать-стенать безутешно?

И ответствовал великому богу бог Хая-сусаноо:

— Плачу-стенаю я безутешно оттого, что чаю удалиться в страну моей матери — Нэ-но-катасу, царство нерушимых недр.

И тогда в великом гневе великий бог Идзанаки воскликнул:

— Коли так, да будет заказана тебе жизнь в этом царстве.

С этими словами изгнал он его своим божественным изгнанием.

И обитает с тех пор великий бог Идзанаки в местечке Тага земли Авадзи.
 
Вы читали японскую классическую литературу: антология: из коллекции текстов: khokku.ru