главная хокку.ру
содержание:
 
читать   1
читать   2
читать   3
читать   4
читать   5
читать   6
читать   7
читать   8
читать   9
читать 10
читать 11
читать 12
читать 13
читать 14
читать 15
читать 16
читать 17
читать 18
читать 19
читать 20
читать 21
читать 22
читать 23
читать 24
читать 25
читать 26
читать 27
читать 28
читать 29
читать 30
..

Японская классическая литература: ЛЕТОПИСАНИЯ О БОГАХ И ПРАВИТЕЛЯХ

В Антологии пять разделов, соответствующих принятой в Японии периодизации по эпохам: Нара (VIII в.), Хэйан (IX-XII вв.), Камакура (XIII-XIV вв.), Муромати (XIV-XVI вв.) и Эдо (XVII— первая половина XIX в.).

Период Нара VIII в.
ЛЕТОПИСАНИЯ О БОГАХ И ПРАВИТЕЛЯХ

ЗАПИСИ ДРЕВНИХ ДЕЯНИЙ
Глава 7
Бог Такэхая-сусаноо и богиня Аматэрасу
[Бог Такэхая-сусаноо посещает богиню Аматэрасу]

И молвил тогда на это бог Хая-сусаноо:

— Коли так, удалюсь я прочь — вот только уведомлю об этом на прощание великую богиню Аматэрасу.

И когда возносился он на небеса, колебались горы и реки по роду их, сотрясались страны и земли по роду их.

И возгласила тогда, дивясь услышанному, великая богиня Аматэрасу:

— Видно, не с благими помыслами, брат мой, вознесся ты на небеса — не иначе как чаешь ты отторгнуть у меня мое царство!

Распустила богиня свои прекрасные волосы, сделала себе мужскую прическу Мидзура, Завиток у мочки, расчесав их на обе стороны и связав в пучки у мочек ушей, убрала дивные локоны слева и справа вплетенной в них священной виноградной лозой, а запястья божественных левой и правой дланей — длинными нитями с нечетными бусинами, яшмы-ясписа красоты неописуемой.

Водрузила на спину себе великая богиня колчан с тысячью стрел, возложила на грудь колчан с полутора тысячью стрел. Наложила-опоясала она левое предплечье грушевидным кожаным щитком, что издавал при отдаче тетивы грозные пронзительные звуки, воздела-натянула лук ровно посередине и, уйдя при этом обеими ногами по пах в твердь Такама-гахара, Равнины Вышнего Неба, испустила грозный воинственный клич, вырвав-разметав стопами комья попранной тверди, словно был это рыхлый снег.

Дождалась великая богиня Солнца Аматэрасу бога Хая-сусаноо и стала вопрошать:

— Почто вознесся ты ко мне на небеса? И ответствовал тогда бог Хая-сусаноо:

— Злых помыслов у меня нет. Просто вопросил меня великий бог Идзанаки, отчего плачу-стенаю я безутешно, и в ответ я промолвил: «Плачу я оттого, что чаю уйти в царство моей матери». И изрек тогда великий бог Идзанаки: «Коли так, да будет заказано тебе обитание в этом царстве». С этими словами изгнал он меня своим божественным изгнанием. Вот и вознесся я к тебе на небеса, дабы испросить соизволения откланяться прежде, чем уйти-удалиться прочь. Иных помыслов у меня нет.

И изрекла тогда богиня Солнца Аматэрасу:

— Если так, коим способом убедишь ты меня в том, что помыслы твои чисты и целомудренны?

И молвил в ответ бог Хая-сусаноо:

— Да осенит нас знамение в детищах, что произведем мы на свет!

<...> А потом бог Хая-сусаноо испросил-получил от богини Аматэрасу нить с бусинами яшмы-ясписа, что была вплетена в правый локон ее мужской прически Мидзура, Завиток у мочки, раздробил-растер их челюстями в порошок и, обратив в пар, выдохнул-исторг из своих уст.

И явилось в мир из пара его дыхания божество по имени Амэ-но-хо-хи, Мировой дух Небесный рисовый колос.

А потом бог Хая-сусаноо испросил-получил от богини Аматэрасу нить с бусинами яшмы-ясписа, что была вплетена в священную виноградную лозу в ее прическе, раздробил-растер бусины челюстями в порошок и, обратив в пар, выдохнул-исторг из своих уст.

И явилось в мир из пара его дыхания божество по имени Ама-цу-хиконэ, Милый сердцу Священный сын Неба.

А потом бог Хая-сусаноо испросил-получил от богини Аматэрасу нить с бусинами яшмы-ясписа, что украшала запястье ее правой руки, раздробил-растер их челюстями в порошок и, обратив в пар, выдохнул-исторг из своих уст.

И явилось в мир из пара его дыхания божество по имени Ику-цу-хиконэ, Милый сердцу животворный священный сын.

А потом — бог Сусаноо попросил-получил от богини Аматэрасу нить с бусинами яшмы-ясписа, что украшала запястье левой руки божества Аматэрасу, раздробил-растер их челюстями в порошок и, обратив в пар, выдохнул-исторг из своих уст.

И явилось в мир из пара его дыхания божество по имени Кумано-кусуби, Непостижимый дух Медвежья равнина. Всего пять божеств.

— Пятеро сыновей, что произведены были на свет после твоих детищ, явились в мир из моего достояния, и посему они по роду своему — плоть от плоти моей. Троица же дочерей, что произведены были на свет прежде, явились в мир из твоего достояния, и посему они по роду своему — плоть от твоей плоти!

Так изрекло-рассудило великое божество о каждом из божественных колен.

[Бог Сусаноо упивается своей победой и впадает в буйство]

Обратился тогда бог Сусаноо, Строптивый муж, к глубокочтимой богине Аматэрасу-ооми, Сияющей на Небе, и воскликнул:

— Помыслы мои чисты и незапятнанны. Вот и обрели мы в детях, что явились в мир из моего достояния, невинных дев. Это ли не свидетельство моей правоты?

С этими словами упоенный своею победою бог Сусаноо, Строптивый муж, порушил-разметал межевые насыпи, что ограждали заливные рисовые поля глубокочтимой богини Аматэрасу, Сияющей на Небе, и засыпал-заровнял на них водостоки.

А затем в сердцах осквернил бог своими извержениями святилище, где, преподнеся высшим богам первые колосья риса, вкушала его сестра плоды нового урожая.

Но не укорила богиня Солнца своего неукротимого брата за это бесчинство, а сказала ему такое слово:

— Захмелел брат мой меньший от рисовой водки сакэ, не смог справиться с подступившей к горлу тошнотой, вот и осквернено было святилище богов. Прогневался брат мой меньший, что плохо возделываю я эти поля, вот и порушил-разметал межевые насыпи и засыпал-заровнял на них водостоки.

Надеялась богиня Аматэрасу, что образумится после слов ее брат Сусаноо, но не тут-то было. Не уняла глубокочтимая богиня буйства брата своего меньшего, и не видно было его буйству ни конца ни края. Раскрыл бог Сусаноо кровлю священной ткацкой, где пребывала богиня вместе с небесными жрицами, что ткали одежды небесным богам, и метнул в отверстие тушу жертвенного пегого коня, освежеванного вопреки воле богов заживо, да еще от хвоста к морде.

Отпрянули в испуге в сторону небесные жрицы — накололись потаенным местом на ткацкие челны и скончались.

Глава 8
Богиня Солнца в небесной усыпальнице
[Богиня Аматэрасу покидает Равнину Вышнего Неба]

Приподняла-открыла тогда удрученная этим вконец богиня дверь-заставу небесной усыпальницы, выложенной камнем, и замкнулась-сокрылась за ее стенами. Тотчас погрузилась Такама-га-хара, Равнина Вышнего Неба, в кромешный мрак. Непроглядная мгла окутала землю предков Асихара-но-нака-цу-куни, Срединную страну тростниковой равнины, и воцарилась на ней беспросветная ночь.

А посему заполнилось все пространство гудением неисчислимых злых божеств, подобных жужжанию назойливых майских мух, и повсюду стали приключаться неисчислимые беды.

[Боги Неба карают бога Такэхая-сусаноо за обиду, нанесенную богине Аматэрасу]

Собрались тогда неисчислимые небесные божества на совет и стали судить-рядить, какою карою покарать бога Такэхая-сусаноо за обиду, нанесенную богине Аматэрасу. Положили боги Хая-сусаноо во искупление службу нелегкую — поручили они ему перенести-перетаскать на своей спине, дабы умилостивить вышних богов, тяжелую ношу — дары, что уместились бы на полках в тысяче священных амбаров-закромов, остригли-выщипали строптивому богу усы и бороду, вырвали ногти и изгнали его с Равнины Вышнего Неба божественным изгнанием.
 
Вы читали японскую классическую литературу: антология: из коллекции текстов: khokku.ru