6. Есть храм секты Сюгэн – Камёдзи. Получив оттуда приглашение, я пошел поклониться Гёдзя-до .

Летом на горе
Поклоняюсь я гэта.
Отправленье в путь!

В этой провинции за храмом Унгандзи когда-то была горня келья настоятеля Буттё.

И даже этот,
Пяти шагов теснее,
Шалаш из веток
Мне строить было б жалко, –
Когда б не дождь порою…

– так, слыхал я, он когда-то написал на скале сосновым углем.

Чтобы взглянуть на развалины этой кельи, я направил свой посох в Унгандзи, и другие охотно мне сопутствовали, молодежь шумно болтала дорогой, и мы неприметно добрались до подножья.

Горы, видимо, тянулись вглубь, дорога вела вдаль лощиной, криптомерии и сосны чернели, мох был в росе, апрельский воздух еще был холоден. Когда окончились десять видов, мы перешли мосты и вступили в самые горы. “Когда же, наконец, то место?” Взобрались в глубине на гору, и вот на скале в углублении прислонилась келья. Будто видишь перед собой убежище монаха Сюдзэндзи или пещеру отшельника Ноин-хоси.

И дятел не смог
Пробить в этой келье щель.
О лес в летний день!

Так я написал экспромтом и оставил на столбе.

Потом ходил к камню Смерти. Кандай прислал лошадь. Поводырь попросил написать ему хайку. Трогательное желание!

За луг, вон туда,
Коня поворачивай:
Кукушка поет!

Камень Смерти лежит у горы, где бьет горячий источник. Его ядовитые пары еще не исчезли. Всякие бабочки и пчелы гибнут и так устилают крутом, что подними не видно песка.

В тень и прохладу
Ивы у чистой воды
Возле дороги
Я ненадолго присел,
И вот – уйти не могу…

(Сайге)

А в деревне Асино у Дороги, есть “ива у чистой воды”. Некий Тобэ, начальник уезда, не раз уже мне говорил, что хотел бы мне ее показать, и я все думал когда-то придется? – а вот нынче сам стоял под ее сенью.

Уж в целом поле
Посажен рис? Пора мне.
О тень под ивой!
 
Вы читали часть произведения Мацуо Басё: По тропинкам Севера.