8. Вот так, понемногу, пройдя заставу, я переправился через реку Абукума. Слева высятся горы Аидзунэ, справа лежат поместья Иваки, Сома, Михару, и, отделяя провинции Хитати и Симодзукэ, тянутся горы. Шел по местности Кагэнума – Озеро-зеркало, но как нынче день был облачный, то оно отражений не давало. На станции Сукагава я навестил некоего Токю и остановился у него на несколько дней.

Прежде всего он спросил, с чем я прошел заставу Сиракава. От тягот дальней дороги я устал телом и душой, но виды восхитили мой дух, думы о старине разрывали мне сердце, и хотя не было у меня ясных намерений, но перейти просто так, конечно…

О ты, начало
Прекрасного! Вот север,
Песнь полевая…

Так, прибавив второй и третий стих, я начал рэнку.

Возле жилища Токю, под сенью большого каштана, живет, удалившись от света, некий монах. Вот как бывает в глубинах гор, где собирают каштаны! – подумалось мне, и я написал:

Знак “каштан” слагается из знаков “запад” и “дерево”, что связано с “Западным раем”, и, по преданию, бодисатва Гёги всю жизнь для посоха своего и столбов жилища употреблял только каштан..

Цветок смиренный,
Людских глаз не влекущий!
Каштан у кровли.
 
Вы читали часть произведения Мацуо Басё: По тропинкам Севера.