Исса Кобаяси:
 
Прошёл слух, будто в саду у моего друга Набути расцвели пионы невиданной красоты. О местных жителях я уже и не говорю — со всех концов страны люди устремились сюда, утруждая ноги свои единственно для того, чтобы полюбоваться этими пионами. С каждым днём множилось число приходящих. Я тоже как-то зашёл к нему и увидел, что по саду протяжённостью всего в пять кэнов[5] расставлены изящные, современной работы экраны и навесы от дождя, пионы же — белые, красные, лиловые — цветут повсюду, да так пышно, что и листьев не видно. Более того, есть среди них и жёлтые, и чёрные — словом, такие диковинные, что все просто немеют от изумления. Однако когда, немного успокоившись, я вгляделся пристальнее, цветы эти разом утратили для меня всю свою прелесть. Воистину, рядом с другими неряшливо цветущими, шелестящими на ветру пионами они были подобны разукрашенным трупам рядом с цветущими девами. Хозяин забавы ради смастерил их из бумаги и аккуратно привязал к веткам, желая ввести людей в заблуждение. Причём он вовсе не рассчитывал обогатиться, взимая с приходящих плату, наоборот, он сам тратился на вино и чай для всеь. Что им двигало? Думая об этом, не устаю восхищаться.

Бумажный мусор
Цветами пиона прикинулся
Под сенью листвы.
*
Невозмутимо
Снизу вверх смотрит на горы
Лягушка.
*
Капли воды
С головы стряхивает лапкой
Толстая жаба.

В провинции Синано, в местечке Сусака, жил аптекарь по имени, кажется, Накамура. Его отец однажды забавы ради убил спаривающихся змей. С той ночи у него в тайном месте стала расти болезненная опухоль, которая постепенно превратилась в страшный нарыв, и однажды, упав без памяти, он в одночасье скончался.
Сын унаследовал дело отца, его звали Сантэцу. Отличался он тем, что имел редкостный, прямо сказать, превосходный мужской признак, с виду словно гриб мацутакэ. И вот взял он себе жену; когда же впервые собрался соединиться с ней, крепкая дубинка его вдруг опала, став маленькой и мягкой, словно фитиль лампы, и никакого толку от неё не было. Он и конфузился, и раздражался, и негодовал, а в конце концов решил: “Переменю-ка я жену, может, с другой больше повезёт”. Сменил он их сотню, но так ничего и не достиг. Он впал в безумную ярость и теперь живёт один.
Я-то думал, что такое бывает только в “Собрании подобранных сокровищ Удзи” или в других древних книгах, но самому быть свидетелем… Люди тихонько шептались, что такова, верно, была месть тех змей — пресечь его род.
Жизнь всех существ и тварей, даже блох и вшей, должно ценить наравне с человеческой. Убивать же спаривающихся животных — самый большой грех.
(Сборник японских легенд и сказаний, XIII век.)
*
Вишни и те
Могут противными стать
Под писк комаров.
*
Муравьиная тропка
Не от той ли гряды облаков
Берёт начало?
*
На коже девичьей
Следы от блошиных укусов
И те прелестны.
*
“Дайте-дайте!” –
Плача, ручки тянет дитя
К светлой луне.

Тоскливо становится сиротке, когда дети распевают всем известную песню: “С пальцем во рту у ворот стоит…” Он не играет с другими детьми, а целыми днями сидит, сжавшись в комок, один-одинёшенек под кучей хвороста или мисканта. И так ему грустно…

Лети же сюда,
С тобой поиграем вместе,
Воробышек-сирота!

Сочинил в 6 лет.

Ятаро Кобаяси, псевдоним — Исса
*
Дурачат людей,
Только приблизишься — нет их,
Светлячки на лугу.
*
Вечерний туман.
Помнит каждую щель моста
Умная лошадь.
*
Флейте-манку
Вторит — “Послушай, как надо!” –
Из чащи олень.
 
Вы читали хокку Кобаяси Исса: из коллекции японских стихов, трёхстиший, хайку на сайте khokku.ru