Ли Бо (701–762)  

Ветка ивы

Смотри, как ветви ивы       гладят воду —

Они склоняются       под ветерком.

Они свежи, как снег,       среди природы

И, теплые,       дрожат перед окном.

А там красавица       сидит тоскливо,

Глядит на север,       на простор долин,

И вот —       она срывает ветку ивы

И посылает — мысленно —       в Лунтин.

Осенние чувства

Сколько дней мы в разлуке,       мой друг дорогой,

Дикий рис уже вырос       у наших ворот.

И цикада       смирилась с осенней порой,

Но от холода плачет       всю ночь напролет.

Огоньки светляков       потушила роса,

В белом инее       ветви ползучие лоз.

Вот и я       рукавом закрываю глаза,

Плачу, друг дорогой,       и не выплачу слез.

Чанганьские мотивы

Еще не носила прически я —       играла я у ворот.

И рвала цветы у себя в саду,       смотрела, как сад цветет.

На палочке мой муженек верхом       скакал, не жалея сил,—

Он в гости ко мне приезжал тогда       и сливы мне приносил.

Мы были детьми в деревне Чангань,       не знающими труда,

И, вместе играя по целым дням,       не ссорились никогда.

 Он стал моим мужем, — а было мне       четырнадцать лет тогда,—

И я отворачивала лицо,       пылавшее от стыда.

Я отворачивала лицо,       пряча его во тьму,

Тысячу раз он звал меня,       но я не пришла к нему.

Я расправила брови в пятнадцать лет,       забыла про детский  страх,—

Впервые подумав: хочу делить       с тобой и пепел и прах.

Да буду я вечно хранить завет       обнимающего устой,

И да не допустит меня судьба       на башне стоять одной!

Шестнадцать лет мне теперь — и ты       уехал на долгий срок.

Далёко, туда, где в ущелье Цюйтан     кипит между скал поток.

Тебе не подняться вверх по Янцзы       даже к пятой луне.

И только тоскливый вой обезьян       слышишь ты в тишине,

 У нашего дома твоих следов       давно уже не видать,

Они зеленым мхом поросли —       появятся ли опять?

Густо разросся зеленый мох       и след закрывает твой.

Осенний ветер весь день в саду       опавшей шуршит листвой.

Восьмая луна — тускнеет все,       даже бабочек цвет.

Вот они парочками летят,       и я им гляжу вослед.

Осенние бабочки! Так и я       горюю перед зимой

О том, что стареет мое лицо       и блекнет румянец мой.

Но, рано ли, поздно ли, наконец       вернешься ты из Саньба.

Пошли мне известье, что едешь ты,       что смилостивилась судьба.

Пошли — и я выйду тебя встречать,       благословив небеса,

Хоть тысячу ли я пройду пешком,       до самого Чанфэнса.

Ночной крик ворона

Опять прокаркал       черный ворон тут —

В ветвях он хочет       отыскать приют.

Вдова склонилась       над станком своим —

Там синий шелк       струится, словно дым.

Она вздыхает       и глядит во тьму:

Опять одной       ей ночевать в дому.

Воспеваю гранатовое дерево, растущее под восточным окном моей соседки

У соседки моей       под восточным окном

Разгорелись гранаты       в луче золотом.

Пусть коралл отразится       в зеленой воде —

Но ему не сравниться с гранатом       нигде.

Столь душистых ветвей       не отыщешь вовек —

К ним прелестные птицы       летят на ночлег.

Как хотел бы я стать       хоть одной из ветвей,

Чтоб касаться одежды       соседки моей.

Пусть я знаю,       что нет мне надежды теперь,—

Но я все же гляжу       на закрытую дверь.

* * *
Когда красавица здесь жила —

Цветами был полон зал.

Теперь красавицы больше нет —

Это Ли Бо сказал.

На ложе, расшитые шелком цветным,

Одежды ее лежат.

Три года лежат без хозяйки они,

Но жив ее аромат.

Неповторимый жив аромат.

И будет он жить всегда.

Хотя хозяйки уж больше нет,

Напрасно идут года.

И ныне я думаю только о ней,

А желтые листья летят,

И капли жестокой белой росы

Покрыли зеленый сад.

Песня о восходе и заходе солнца

Из восточного залива солнце,

Как из недр земных, над миром всходит.

По небу пройдет и канет в море.

Где ж пещера для шести драконов?

В древности глубокой и поныне

Солнце никогда не отдыхало,

Человек без изначальной силы

Разве может вслед идти за солнцем?

Расцветая, травы полевые

Чувствуют ли к ветру благодарность?

Дерева, свою листву роняя,

На осеннее не ропщут небо.

Кто торопит, погоняя плетью,

Зиму, осень, и весну, и лето?

Угасанье и расцвет природы

Совершаются своею волей.

О, Си Хэ, Си Хэ, возница солнца,

Расскажи нам, отчего ты тонешь

В беспредельных и бездонных водах.

И какой таинственною силой

Обладал Лу Ян? Движенье солнца

Он остановил копьем воздетым.

Много их, идущих против Неба,

Власть его присвоивших бесчинно.

Я хочу смешать с землею небо,

Слить всю необъятную природу

С первозданным хаосом навеки.

Луна над пограничными горами

Луна над Тянь-Шанем восходит, светла,

И бел облаков океан,

И ветер принесся за тысячу ли

Сюда от заставы Юймынь.

С тех пор как китайцы пошли на Бодэн,

Враг рыщет у бухты Цинхай,

И с этого поля сраженья никто

Домой не вернулся живым.

И воины мрачно глядят за рубеж —

Возврата на родину ждут,

А в женских покоях как раз в эту ночь

Бессонница, вздохи и грусть.

На западной башне в городе Цзиньлин читаю стихи под луной

В ночной тишине Цзиньлина

Проносится свежий ветер,

Один я всхожу на башню,

Смотрю на У и на Юэ.

Облака отразились в водах

И колышут город пустынный,

Роса, как зерна жемчужин,

Под осенней луной сверкает.

Под светлой луной грущу я

И долго не возвращаюсь.

Не часто дано увидеть,

Что древний поэт сказал.

О реке говорил Се Тяо:

«Прозрачней белого шелка»,—

И этой строки довольно,

Чтоб запомнить его навек.

Провожая до Балина друга, дарю ему эти стихи на прощанье

Я друга до Балина провожаю.

Потоком бурным протекает Ба,

Там на горе есть дерево большое,

Оно состарилось и не цветет.

Внизу весенняя пробилась травка,

Что ранит душу слабостью своей.

Я спрашиваю жителей окрестных:

«Куда меня дорога приведет?»

Мне отвечают: «По дороге этой

«На юге» некогда Ван Цань всходил».

Не прерываясь, тянется дорога

До города столичного Чанъань,

Садясь, тускнеет солнце над дворцами,

Плывут по небу стаи облаков.

И вот сейчас, когда прощаюсь с другом,

Разлуки место ранит душу мне.

И голос друга, «Иволгу» поющий,

Мне слушать нестерпимо тяжело.  
 
Вы читали стихи поэта . Китайская поэзия в переводах, из коллекции текстов khokku.ru