Басё

В творчестве Басё японская поэзия сделалась поэзией всей страны.
Басё (1644–1694) родился в семье небогатого самурая в призамковом городе Уэно в провинции Ига. Еще юношей он усердно изучал китайскую и отечественную литературу. Он много учился всю жизнь, знал философию и медицину. В 1672 году Басё стал бродячим монахом. Он упорно ищет свой стиль. Этот поиск можно понимать и буквально. Старая дорожная шляпа, стоптанные сандалии — темы его стихов, сложенных в долгих скитаниях по дорогам и тропам Японии. Путевые дневники Басё — дневники сердца. 
Стиль, созданный Басё, — это соединение лучших достижений «шутейной» и серьезной хокку, он многое черпал из классических танка. Поэт-скиталец Сайгё был для него учителем в поэзии и жизни. Мудрость Конфуция, высокая человечность Ду Фу, парадоксальная мысль Чжуанцзы находили отклик в его стихах. Достоинство поэта, всеотзывчивость свободного духа — в его знаменитом высказывании: «Учись у сосны быть сосной». В основе поэтики Басё лежит принцип «саби», что примерно означает «печаль одиночества»; перевести это слово коротко на другой язык трудно. Басё был дзэн-буддистом. Учение «дзэн» оказало очень большое влияние на японское искусство того времени. Согласно этому учению, истина может быть постигнута в результате некоего толчка извне, когда вдруг мир видится во всей его обнаженности, и какая-нибудь отдельная деталь этого мира косвенно, «метафорически» рождает момент постижения. Японская классическая поэзия в ее постоянном стремлении освободиться от всего лишнего, от прямого описания, с ее эстетикой намека, — была готова к такому восприятию мира. Поэт в гуще жизни, но он одинок — это чувство «саби». Но сам Басё шел все дальше. Он провозглашает принцип «каруми» — Легкость. Легкость была обманчива. Она оборачивалась высокой простотой. В стихах нового стиля — юмор, доброта, мудрость. Поэзия создается из простых вещей и вмещает в себе целый человеческий мир.

Аиста гнездо на ветру.
А под ним – за пределами бури –
Вишен спокойный цвет.

* * *
Долгий день напролет
Поет – и не напоется
Жаворонок весной.

* * *
Над простором полей –
Ничем к земле не привязан –
Жаворонок звенит.

* * *
Майские льют дожди.
Что это? – лопнул на бочке обод? –
Звук неясный ночной…

Осиротевшему другу

Даже белый цветок на плетне
Возле дома, где не стало хозяйки,
Холодом обдал меня.

* * *
Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

* * *
Ветку, что ли, обломил
Ветер, пробегая в соснах?
Как прохладен плеск воды!

* * *
Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

* * *
Рядом с цветущим вьюнком
Отдыхает в жару молотильщик.
Как он печален, наш мир!

* * *
Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы, на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой…

В похвалу поэту Рика

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажег свечу.

* * *
Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

* * *
На ночь, хоть на ночь одну,
О кусты цветущие хаги,
Приютите бродячего пса!

* * *
Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

* * *
Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

* * *
Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождем.

* * *
Молись о счастливых днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем своим похож.

На родине

Хлюпают носами…
Милый сердцу деревенский звук!
Зацветают сливы.

* * *
В чарку с вином,
Ласточки, не уроните
Глины комок.

* * *
В гостях у вишневых цветов
Я пробыл ни много ни мало –
Двадцать счастливых дней!

* * *
Под сенью вишневых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилег уснуть.

Ловля светлячков над рекой Сэта

Еще мелькают в глазах
Горные вишни… И чертят огнем
Вдоль них светлячки над рекой.

* * *
Здесь когда-то замок стоял…
Пусть мне первый расскажет о нем
Бьющий в старом колодце родник.

Осенним вечером

Кажется, что сейчас
Колокол тоже в ответ загудит…
Так цикады звенят.

* * *
Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

В похвалу новому дому

Дом на славу удался!
На задворках воробьи
Просо радостно клюют.

* * *
О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трехдневный месяц!

* * *
Неподвижно висит
Темная туча в полнеба…
Видно, молнию ждет.

* * *
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему,-
В этом высший подвиг цветка!

* * *
Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

На горе “Покинутой старухи”

Мне приснилась давняя быль:
Плачет брошенная в горах старуха,
И только месяц ей друг.

Другу

Посети меня
В одиночестве моем!
Павлонии лист упал…

Поэт Рика скорбит о своей жене

Одеяло для одного.
И ледяная, черная
Зимняя ночь… О, печаль!

В день очищения от грехов

Дунул свежий ветерок,
С плеском выскочила рыба…
Омовение в реке.

* * *
Зимние дни в одиночестве.
Снова спиной прислонюсь
К столбу посредине хижины.

Отец тоскует о своем ребенке

Всё падают и шипят.
Вот-вот огонь в глубине золы
Погаснет от этих слез.

* * *
Срезан для крыши камыш.
На позабытые стебли
Сыплется мелкий снежок.

Ранней весною

Вдруг вижу, – от самых плеч
Моего бумажного платья
Паутинки, зыблясь, растут.

* * *
Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

* * *
Вот он – мой знак путеводный!
Посреди высоких трав луговых
Человек с охапкою сена.

* * *
Сад и гора вдали
Дрогнули, движутся, входят
В летний раскрытый дом.

Крестьянская страда

Полоть… Жать…
Только и радости летом –
Кукушки крик.

* * *
Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там кукушка поет. 
 
Вы читали подборку японской классической поэзии: из книги японских стихов, танка: khokku.ru